Флорово

Был ли  Бальмонт в Васильчикове?

Здесь жизни нет.

Здесь жизни нет,
Здесь лишь ковыль по пояс.
Деревня… умерла
Владимирской Руси.
Те триста лет,
Что был строй изб у поля,
Накрыла мгла
И …некого спросить.
Здесь я один
Иду. И не могу дознаться
Где дом стоял…
Ты б показал, отец !
Но… позади
У озера ты …сдался
Идти — устал
Ты к этой пустоте…
Здесь колея
Чуть в августе заметна
С колодцев не испить-
Засыпаны навек.
Вся жизнь твоя,
Деревня, словно где-то,
Здесь скрылась, cпит
В нескошенной траве…
Иду туда,
Куда ходил ты в школу.
Там — тоже лес,
Посажен уж давно.
И ни следа…
Весь мир вокруг безмолвен.
Лишь ветер здесь,
Да мне …не всё равно !
Алексей Дубков. 05.01.2015 г.
Алексей живет в Волгограде. Отец его родом из Вязниковского района из уже исчезнувшей деревни Коровашево бывшего Судогодского  уезда, ныне Вязниковского района. Вот что он нам написал: «Были в августе 2015 года  в Никологорах и Вязниках. Пытались проехать на автомобиле к месту, где была деревня. Не доехали — были ямы большие в колее. Пошли пешком. Отец устал. Прошли с ним километр до Коровашевского озера. Далее ещё с километр я пошёл один. На эту тему написано мной стихотворение».
Всё  в нашей жизни течёт, всё изменяется. Что-то появляется, что-то уходит из неё. Уход всегда вызывает грустное чувство утраты. А если уходят в небытие целые деревни?
Гороховецкий район  за последние сто лет утратил не один десяток населенных пунктов. Причины этого процесса различны. Это и урбанизация, и коллективизация, и уничтожение «неперспективных» деревень и множество других причин.
Деревня всегда была символом и колыбелью русского духа, именно там зарождались культура  и традиции русского народа. В наше время забытые деревни – не редкость. Для современного обывателя, особенно молодого поколения, удивительны и не знакомы по звучанию такие названия деревень Гороховецкого района, как Клоково, Дроково, Мещерки, Нечаево, Воронцово, Белая и другие. Это исчезнувшие деревни бывшего Чулковского сельского совета.
Недалеко от настоящего населенного пункта Васильчиково, (Не путать деревню Васильчиково и участок Васильчиково! Участок Васильчиково образовался в 30-х годах прошлого века, а деревня Васильчиково  существует  не одно столетие.) и в 500 метрах от деревни Шубино  располагается старое кладбище. Местное население называет его Фроловским. Ещё в начале XX века  здесь располагалось  село Фролово. Был там и храм, от которого сейчас остался лишь холм, поросший осинами и березами. В писцовых книгах Гороховецкого уезда 1628 года в селе Фролове описывается деревянная церковь во имя Св.Николая Чудотворца, а в 1678 г. уже с приделом Св.мучеников Флора и Лавра. В начале XIX века здесь уже две церкви: холодная — в честь Владимирской иконы Божьей Матери и теплая – во имя Св. Николая Чудотворца. В 1834 году вместо деревянных церквей начинается постройка каменного храма. В 1853 году храм построен и освящен. Из святых икон при храме была икона Св. мученицы Татианы с частицами святых мощей её, а так же старопечатное Евангелие, приложенное в храме в 1709 году помещиком Оболдуевым.  В приход села Фролово входили населенные пункты: Шубино, Якутино, Мещерки, Сапуново, Беркуново, Юрятино, Молодники, Манылово, Васильчиково, Погост, Нечаево. В этих деревнях по клировым ведомостям 1897 года числятся 1107 душ мужского пола и 1220 душ женского пола, из них 241 человек – раскольников. При церкви была и церковно-приходская школа, где в 1897-98 гг обучался 51 ребенок.
Наступил 1917 год. В метрических книгах прихода крестьянин уже записывается как «гражданин». Новая власть создает правление колхозов и совхозов. Статус села Фролово становится скорее условным. Центром всей сельской жизни становится сельский совет, а не храм. В сельсовете стали заключаться браки, регистрироваться новорожденные и  выписываться свидетельства о смерти. Все эти функции ранее осуществлялись приходским священником с причтом. Всё это было в прошлом. Сохранились рассказы старожилов окрестных деревень об этом храме. В 30-е годы в  России были не только гонения на священнослужителей, но властям, вероятно, мешали и культовые строения. Старики вспоминают как разрушали Фроловский храм. Из редакции какой-то газеты приехал  фотокорреспондент делать снимки Фроловской церкви, но предварительно по стенам храма были спущены верёвки. Издалека эти веревки  могли выглядеть как трещины по стенам фасада храма. Вероятно, здание было признано аварийным и решено его было разобрать. Пригнали трактор (первые трактора были с железными колесами), который пытался разрушить строение, но он перевернулся. После неудачных попыток к делу приступили  военные, которые взорвали храм. Кирпич от разрушенного храма пошел на постройку зданий для колхозных нужд. Колокола  были скинуты в колодец. Старожилы помнят и называют фамилию инициатора этого действа. По этическим причинам мы не будем называть имя этого человека, чтобы не ставить в неловкое положение его потомков.
На старинном погосте в плачевном состоянии ещё сохранились старые надгробия. За алтарной частью храма похоронен один из последних священнослужителей Фроловского храма  Никольский Илья Николаевич и его жена Агриппина Павловна. По кладбищу разбросаны варварски разбитые старинные надгробия и могильные плиты. Установить фамилии погребенных на этих плитах уже проблематично. Мы задались целью добыть хоть какую-то информацию. В областном архиве сохранились метрические книги Фроловского прихода. Информация в них бесценна для людей, интересующихся историей своих предков. Для себя мы тоже нашли интересный материал и повод для дальнейшего изучения. Например, встретилась такая запись за 1915 год: « Максим, состоящий в расколе от рождения поморской секты из крестьян деревни Беркуново. Максим Васильевич Зиновьев, 12 лет от рождения присоединился к Православной Грекокатолической  церкви через таинство миропомазания с сохранением прошлого имени в память Максима Исповедника». Как стало ясно из этой записи, некий Максим Зиновьев из раскола был перекрещен в этом храме, а восприемниками (то есть крестными) у него были священник Федор Дмитриевич Казанский и учительница Беркуновского земского училища Анна Федоровна Шорина.
Просматривая далее записи метрических книг Фроловского прихода, видим такую запись об умерших за 1911 год: «22 августа. Дворянин г.Шуя Владимир Дмитриевича Бальмонтова сын младенец Александр. Возраст 8 месяцев. умер. Совершали погребение священник Федор Казанский, дьякон Николай Смирнов и псаломщик Ландиховский на приходском кладбище».  Что значат эти строки? Просмотрев на просторах интернета множество сайтов, сопоставив полученные данные, выяснили, что на кладбище села Фролово захоронен родной племянник поэта серебряного века — Константина Дмитриевича Бальмонта. Как и зачем родной брат К.Д.Бальмонта — Владимир Дмитриевич  Бальмонт  оказался у нас в Гороховецком уезде в районе современного участка Васильчиково? Проездом или к кому в гости ехал шуйский дворянин  Бальмонтов (так записана фамилия в метрической книге) и оказался в селе Фролово, где и застало его семью несчастье – смерть 8-месячного сына Александра Бальмонта, неизвестно.
Позднее, связавшись с шуйским краеведческим музеем имени К.Д.Бальмонта, удалось выяснить следующее. Родной брат К.Д.Бальмонта – Владимир Дмитриевич Бальмонт был женат на простой крестьянке из д. Шубино Красносельской волости Гороховецкого уезда Владимирской губернии Новиковой Марии Вонифатьевне. Приехав на родину супруги (в деревню Шубино),  у семьи В.Д.Бальмонта случилось несчастье – умер сын. И возможно одно из разбитых старинных надгробий на фроловском кладбище, чудом сохранившихся до наших дней,  с могилы  племянника Константина Бальмонта?
Вот такие загадки и тайны хранят исчезнувшие деревни. О чём шепчутся старые вековые липы на старинном погосте? Что знают они, свидетелями каких важных событий являлись? Ещё видны места, где стояли дома села Фролово, но люди, жившие там  и похороненные рядом, уже нам ни о чем не расскажут… Множество разрозненных фактов хранятся в архивных документах, а значит, у краеведов впереди большая интересная исследовательская работа.