Кожино

                                        Люди и судьбы села Кожино,  земли Гороховецкой

В России много исторических городов, имеющих славную историю. В последнее время уделяется много внимания и нашему Гороховцу, музею под открытым небом. Но вот про малые населенные пункты Гороховецкой земли известно не так уж и много. Все внимание на город, но вполне вероятно, что некоторые старинные поселения по возрасту могут уступить Гороховцу пару каких-то столетий. Возможно, ещё впереди интересные открытия на основе будущих архивных, археологических и прочих исследований Гороховецких окраин.
Наш рассказ о селе Кожино – центре обширной Кожинской волости, и людях, некогда живших в нем. Расположено село в 23 км на юго-запад от Гороховца. Цвело и развивалось село в прежние годы, но настало время, что и селом-то его уже назвать нельзя. В годы Советской власти, до 1998 года, деревня входила в состав Чулковского сельсовета. Численность населения: 1859 г. – 375 чел.; в 1905 г. – 509 чел.; в 1926 г. – 595 чел.; в 2002 г. – 45 чел.; в 2010 г. – 21 чел. Жителей Кожино на сегодняшний день зарегистрировано 12 человек, постоянно проживающих дачников 11 человек. Итого жителей 23 человека. Сложно передать чувства, когда видишь умирающую деревню. В памяти из детства всплывают картины бескрайних полей, засаженных рожью и пшеницей. За этими полями на горизонте виднелся настоящий дремучий лес с вековыми елями, где немерено росло грибов и ягод. На пастбищах огромные стада коров. Тот непередаваемый запах парного молока после прогона стада к фермам никогда не сотрется из памяти. Речка Куржа, с ледяной, но чистейшей водой, вбиравшей в себя потоки лесных родников. Жители окрестных деревень использовали эту воду даже для питья. И кругом были люди: взрослые, старики, дети. Прошло каких-то 40 лет и все поменялось!
Заглянем в глубь времен. Издавна село Кожино выделялось среди других населенных пунктов Гороховецкой земли. Известно, что Кожино появилось на картах Владимирщины во второй половине XV столетия. Село было пожаловано одному из представителей древнего рода Кожиных – Ивану Васильевичу Кожину. Им строились деревянные церкви во имя Святого пророка Илии и Казанской иконы Пресвятой Богородицы, просуществовавшие до XVIII века. Название села происходит от прозвища владельцев. Из старых архивных документов нам известно, что принадлежало село и Суздальскому Спасо-Ефимьеву монастырю. Село Кожино передавали в монастырь по частям. В 1573 году передала в его владение Мария Григорьевна Третьякова (Кожина) для поминовения мужа, его брата и родителей, а в 1588 году – Софья Никифоровна Кожина (Лунина) ещё при жизни матери М.Г. Кожиной. Спасо-Ефимьев монастырь владел и другими землями в Гороховецком уезде. Село Кожино в его владениях было до 1764 года. Известно, что село, находящееся на территории Лухманского стана Гороховецкого уезда, с 1588 года перестало быть владельческим и в связи с этим в писцовых книгах 1628 года не указывается, кто этим селом владел. Подробно о владельцах с. Кожино писал Андреев Н.И. в своей «Гороховецкой исторической хронике».
В середине села и сегодня на незначительной возвышенности стоит храм, двухэтажный, крупный. Интересный и редкий памятник культового зодчества, эпохи барокко и относится к типу каменных купеческих двухэтажных церквей. Церковь была построена в 1760-1772 гг. Главной строительницей храма была помещица Оболдуева Аграфена Андреевна. Возведена церковь вместо  двух деревянных храмов Св. пр. Илии и Казанской иконы Пресвятой Богородицы. Был некогда и монастырь. Существуют говорящие топонимические названия мест в округе. Вот и место рядом с церковью старожилы называли «монастырек». Можно предположить, что еще в русское Средневековье (до1500 г.) на территории с. Кожино появился монастырь и его первые жители. О наличии монастыря в те времена в селе Кожино говорят и сохранившиеся белокаменные надгробия и плиты. Сохранилось фото плиты с могилы инока-схимника. В схиму обычного человека могли постричь в конце жизни, но для этого был  необходим монастырь.
В 1678 г. в селе, кроме церковных и монастырских строений, было 16 дворов крестьянских и 20 бобыльских. В церковном архиве хранилась грамота, выданная в 1772 году епископом Владимирским Иеронимом на освящение вновь выстроенного храма. До недавнего времени на внутренней стене храма сохранялась надпись о том, кем и когда был возведен храм. Со стороны дороги на второй этаж вела крутая крытая галерея с лестницей, не дожившая до наших дней. Старожилы помнят о богатом убранстве и росписях внутри храма.
В 1848 году бывшей палатой государственных имуществ при церкви было открыто приходское училище, хотя еще в феврале 1816 года священник села Кожино Егор Никифорович Бережков просил Преосвященного Ксенофонта определить его учителем в открывающееся училище в означенном селе (Кожино), «так как он (Никифоров) имеет ревность образовать непросвещенное юношество». «Священнику Никифорову дозволяется, по открытии приходского училища, — писал Преосвященный, — принять на себя звание приходского учителя».
Под училище использовали «помещение наемное, каменное, вместе с хозяином дома; по свету и теплоте удобное. Учебных пособий достаточно – на 135 рублей 3 копейки. Библиотеки нет, кроме 56 книг. Законоучитель священник Михаил Зверев, окончивший курс во Владимирской духовной семинарии, преподает с 1872 года. Учитель Павел Бормотов, окончивший курс в Киржачской учительской семинарии, преподает с 1 сентября 1883 года. Попечителя нет. Учащихся в 1883 году – 46 мальчиков и 2 девочки. Учатся все вместе».
Из преподавателей священников Кожинского приходского училища известен Константин Лукич Звездин, преподававший Закон Божий. Позднее при Кожинском приходе было уже две земские народные школы. В с.Кожино учащихся в 1897-1898 уч. году было 96 учеников и в Гончарах 40 учащихся. В приход Кожинского храма входило 15 деревень: Кожино, Мелкишево, Клоково, Дроково, Березницы, Ескино, Большая Карповка, Красково, Внуково, Чулково, Гончары, Повалихино, Аксаково и Дуброво. Во всех этих населенных пунктах проживало в 1897 г. 1527 душ мужского пола и 1736 душ женского пола. Церковным старостой на 1893 год был Антон Васильевич Лашманов.
В селе было здание волостного правления, дом сельской управы, приходское училище, работала кузница (ниже по речке Куржа) и даже питейный дом.
14 ноября 1930 года был арестован и осужден на 5 лет лишения свободы священник Петр Андрианович Орлов. Храм был закрыт 10 апреля 1935 года на основании постановления ВЦИК: «Постановление президиума Облисполкома ИПО от 09.09.34 г. о ликвидации церкви в с. Кожино Гороховецкого района утвердить, церковь ликвидировать». Внутреннее убранство ломали в 1934 году. Культовое имущество разбиралось местным населением. В храме был организован склад, где хранили горюче-смазочные материалы и удобрения.
Много воды утекло с тех пор, но люди, жившие там, не забывают тех мест, где прошло их детство. Раскидала жизнь уроженцев древнего села по разным уголкам страны. Старожилы делятся с нами воспоминаниями. Шишкин Павел Николаевич, сын учителей с. Кожино, (проживает в г. Кстово Нижегородской области) рассказывал нам, что имеющиеся три улицы в Кожино или, как их называют, три конца, имеют свои названия: улица к «Медничихе» — «Гора», улица, с расположенным на ней храмом, — «Монастырек» и улица, ближняя к действующему кладбищу, – «Завраг». В старые времена за крайним домом Ивана Захаровича Абрамова собирались ярмарки. Приезжали «с гор» из-за Оки на престол (на Ильин день и на Казанскую). Торговали железно-скобяными изделиями, сбруей, яблоками. В Кожино яблоки родились плохо. Со станции Чулково был извоз за реку Суворощь в Павликово и Быкасово. Был когда-то и деревянный мост через Суворощь для этих целей. На краю села останавливались и цыгане табором. Когда не было железной дороги, основная дорога шла через Карповку (эту деревню ещё называли Лухманка) и там сидел становой. В середине села, за магазином, был маслозавод, куда с окрестных деревень в довоенный период и после войны крестьяне приносили оброк (продналог) – молоко, сметану, творог и пр. В старой школе, что у оврага, преподавали учительницы — сестры Зверевы. В войну 1941-1945 гг. рядом с селом (ближе к д. Мелкишево) был пункт раннего обнаружения самолетов противника, летящих на г. Горький (ВНОС), и служили там девушки. Вспоминает Павел Николаевич и про сельский клуб, существовавший в те времена, когда ещё не было электричества. В простенках висели керосиновые лампы, а над сценой располагался транспарант «Искусство принадлежит народу». При входе с улицы стоял бильярдный стол, в соседнем помещении по стенам висели разного размера балалайки. Для кинопоказа в клуб привозили генератор, который сильно тарахтел во время показа фильма. Киномеханик Монель Генрихович Лауфер иногда разрешал перематывать пленку на другую бобину. Крутить надо было быстро, иначе пленка дергалась и рвалась, и тогда «работники получали» по заслугам, но все равно просились вновь. Проходили в клубе концерты, где главным музыкантом был Федор Иванович Сорокин. Он играл на гармошке, а на пионерских утренниках или мероприятиях — на горне. До сих пор помнятся песни «Выходил на поля молодой агроном» и «Ой, ты рожь, хорошо поешь».  После кинопоказа в клубе проходили танцы. Ряды сидений сдвигались назад и начинались танцы, уже позднее, когда провели электричество, танцевали под радиолу. Любили фокстрот и прочие приличные танцы. Ребятишек не гоняли, они сидели и внимательно наблюдали за всем происходящим.
Зимой катались с клубной горы, а у «Ермолаева пруда» дети играли в старинную русскую народную игру – в «царя горы». А за школой был лесок. Во сне снится, даже сейчас, как грибы там собираю… На «калёнке», где мы катались на лыжах, наверху, рядом с болотом, был  провал. Ещё старики на этом месте видели какие-то осколки фундамента и называли его «старая деревня». Скорее всего, на калёнке в столыпинские времена был хутор. Отец мой, помню, что-то рассказывал, что ушли жители с этого места из-за провала. «Калёнка» когда-то была круче, её распахали тракторами». По памяти Павел Никлаевич Шишкин нарисовал схему села Кожино середины прошлого века. (фото)
Топонимические названия мест округи с. Кожино и д. Березницы: «Горяхино», «Огниха», «Белка», «Каленка», «Попова лужа», «Котыш», «Дорбино», «Калинов мост», «Гон», «Пчельник», «Рунов луг», «Масловская», «Гулина сеча», «Большая и Малая Токариха», «Ушаково», «Бабушкино», «Козина яма», «Паниха», «Сальное», «Почерёма» и др.
Вот такие воспоминания хранят в уголках души бывшие жители Кожино.
Была и земская бесплатная читальня. В 1899 году в селе была открыта библиотека. Одним из последних библиотекарей в ней был фронтовик Сорокин Федор Иванович.  Впоследствии, в 1985 году,  библиотеку перевели на уч. Васильчиково,  которая закрылась в 2013 году.
Интересна и история людских судеб, связанных с этим селом. Возле храма находятся захоронения известных в свое время людей. Это Муромцевы, Ознобишины, Гриденковы, Маврины, Дураковы и другие.
Бывал там и Павел Петрович Булыгин. Судьба, выпавшая поэту, навсегда оторвала его от Родины, от горячо и до боли любимых им гороховецких просторов. Свой последний день, проведенный на Родине, дорогу из деревни Михайловской на станцию Чулково, белые контуры Кожинского храма запомнились поэту до последних дней:

«Много дорог мной исхожено,
Светлые дни далеки,
Вижу дорогу я в Кожино,
Солнце, во ржи васильки…
Грозные дни надвигаются…
Помню, как будто сквозь сон,-
Мы торопливо прощаемся,-

Мой уходил эшелон».
На заднем плане Кожинского храма раскинулись некогда богатые плодородные церковные земли. Вдалеке, среди выросшего березняка, проглядывают крыши д. Березницы. Не доходя до нее, чуть в стороне от дороги располагается «барский сад» или «медничиха». В конце XIX – начале XX вв. там было имение Александры Павловны Медниковой. Ее супруг Евстратий Павлович Медников был «заведующим наружным наблюдением всей империи». Он отвечал за всех агентов в Российской империи, которые проводили наружное наблюдение и негласный сбор информации о лицах, представляющих интерес. Крах его служебной карьеры произошел в 1909 году из-за предательства бывшего коллеги. Евстратий Павлович заболел и умер 2 февраля 1914 года. Похоронен Медников возле Ильинской церкви. В начале 60-х годов прошлого столетия захоронение Медникова, и не только его, варварски вскрыто и разорено. Имение Медниковых было сожжено после 1917 года, хотя первые попытки предпринимались ещё в 1906 году. Память о его владельцах среди местных жителей сохранялась долгое время, так как многие крестьяне работали у них, непосредственно общались с Медниковыми. На месте имения сохранились аллеи деревьев, акаций, углубления от прудов, где когда-то водились огромные карпы. Одна из современниц Медниковых всю жизнь хранила фотографию «барыни». (Фото).
Вместе с фотографией она внуку поведала историю о том, что потомки Медниковых, эмигрировавшие за границу из России после революционных событий, посещали родные места в начале 50-х годов. Хранительница этой фотографии однажды, собирая на «медничихе» малину, случайно стала свидетельницей посещения хорошо одетыми мужчинами, говорившими на иностранном языке, «барского сада».
Много имен давалось младенцам при крещении под сводами Кожинского храма, впоследствии многие из них стали знаменитыми далеко за пределами Гороховецкого уезда. Просматривая метрические книги Кожинского храма, находим записи имен Крузенштернов, Стечкиных, Арсеньевых, Коптевых и др.
Известный вязниковский фотограф Кирилл Михайлович Козин родился в селе Кожино. В 1879 году основал свою фотографию в соседнем уездном городе Вязники. (Фото).
В 1898 году в Ильинской церкви крестили сына потомственного почетного гражданина, помощника начальника станции Чулково Василия Алексеевича Зяблицкого, проживавшего на станции Чулково. Его сын Виктор, крещеный в Кожинском храме, впоследствии стал известным в своих кругах методистом-математиком. Он автор работ по методике преподавания и истории математики, учебников и задачников по арифметике. Из-под его пера вышла книга о жизни и деятельности Леонтия Филипповича Магницкого. За свою жизнь вырастил несколько поколений учеников: школьных учителей, преподавателей вузов, военачальников и офицеров советской армии, дипломатов и государственных деятелей. Виктор Васильевич Зяблицкий – участник Великой Отечественной войны, имеющий множество орденов и медалей. (Фото).
Кораблестроитель Балтийского завода в Петербурге, старший мастер Архипов Афанасий Андреевич, организатор артели котельщиков, тоже был родом из села Кожино. (Фото).
Мартыновы, Порошины, Агаповы, Козловы, Сорокины, Корсаковы и многие другие фамилии на протяжении нескольких веков присутствовали на Кожинской земле.
Нужно уделить место в нашем сообщении и медицинским работникам, жившим, лечившим и спасавшим людей в селе и округе.
Обобщая все имеющиеся у нас сведения о медицинской деятельности, в привязке к местности, в середине XIX века, делаем вывод, что в с. Кожино был «свой» врач – Маврин Петр Георгиевич. Прожил он недолгую жизнь, всего лишь 32 года (1839-1871 гг.) В 1871 году управление врачебной частью Гороховецкого уезда было разделено на два участка: 1-й в нагорной стороне уезда, а 2-й за рекой Клязьмой. 1-й участок составлял два отделения: в селах Красном и Фоминках. В каждом отделении имелся приемный покой и заведующий фельдшер.  Во 2-м участке было три отделения: в селах Нижний Ландех, Пестяках и в Верхнем Ландехе с приемными покоями и фельдшерами.  На 1871 год управлял врачебной частью этими двумя огромными участками земский врач, коллежский советник, выше упомянутый Маврин Петр Георгиевич. Прах Петра Георгиевича покоится у стен Кожинского храма.
Гороховецкий уезд в начале прошлого века был распределен на медицинские участки. Сеть медицинских учреждений разработана санитарным врачом, и уезд был разделен на 11 участков: Гороховецкий, Мячковский, Кожинский, Фоминский, Сергиевский, Боровицкий, Верхнеландеховский, Мытский, Пестяковский, Нижнеландеховский, Мордвиновский.
К 1 января 1914 года в Гороховецком уезде было 7 врачебных участков. И седьмым только что образовавшимся врачебным участком стал участок в селе Кожино. До этого в селе был фельдшерский пункт в наемном помещении. Амбулаторный прием проводился с 9-10 часов утра до 2-3 часов пополудни, исходя из количества больных. Выезды на дом врачом производились обязательно при эпидемических заболеваниях, при кровотечениях и по вызову акушерки. В Кожинский участок входило обслуживание 47 селений: Карповка большая или ст. Чулково, из них 10 селений Красносельской волости: Мисюрево, Софряки, Сумароково, Хабалево, Богородское, Литовка, Леоново, Гаврильцево, Воронцово, Егорьевская слобода и 37 селений Кожинской волости.
Была в селе и повивальная бабка – мещанка Бутакова Наталья Алексеевна. На 1924 год врачом в селе Кожино работала Любомудрова Елизавета Вениаминовна (1879-1966 гг). Любомудрова выпускалась из Петроградского женского медицинского института в 1908 году. В 1927 году Елизавета Вениаминовна – врач-терапевт уже Вязниковской городской больницы, награждена орденом Ленина. Работала и заведующей малярийной станцией до 1956 года.
Из последних медицинских работников Кожинского ФАПа известны три замечательных женщины: Крупнова Валентина Сергеевна, Епифанова (Максимова) Людмила Ивановна и Татьяна Астахина (Кузнецова).
«Крупнова Валентина Сергеевна родилась 18 октября 1932 года в селе Лихунино Спас-Клепиковского района Рязанской области. Детство Валентины Сергеевны пришлось на трудное военное время. В годы Великой Отечественной Войны умерли от голода два младших брата.
По окончании войны Валентина Сергеевна поступила и успешно окончила в 1952 году Владимирское медицинское училище по специальности «фельдшер». По распределению она была направлена работать фельдшером в село Кожино Гороховецкого района Владимирской области, где работала до 1965 года. Валентина Сергеевна добросовестно и ответственно относилась к работе, была внимательна к каждому пациенту, старалась каждому помочь, несмотря на то, что порой приходилось не просто, за что пользовалась любовью и уважением жителей села. Иногда нужно было добираться по вызову к пациентам за несколько километров на лошади, порой и пешком. Приходилось делать операции на дому, оказывая первую помощь, спасая жизни. В те непростые послевоенные времена такие люди своим оптимизмом, верой в светлое будущее, искренним желанием помочь делились с другими людьми, являясь примером. Наверное, поэтому Валентину Сергеевну так любили односельчане. Помимо работы, она вела активную общественную жизнь. Валентина Сергеевна наравне со всеми работала в поле, помогала на ферме. Чудесным образом оставалось место в жизни и для творчества: она очень любила петь. С горячим желанием участвовала в самодеятельности, выступая на сцене местного клуба, была заводилой и организатором. Валентина Сергеевна являлась членом КПСС, вела активную общественную работу.
В 1955 году Валентина Сергеевна вышла замуж за Крупнова Геннадия Ивановича. Семья обустроилась в уютном доме на берегу реки Куржи. В браке родился сын — Крупнов Игорь Геннадьевич. Мальчик рос добродушным и смышленым малышом. Для матери был отрадой. Но в семье случилась трагедия: в 1965 году Игорь трагически погиб, попав под полозья саней. Мальчик умер на руках у матери. В то время ему было восемь лет. Нежданно пришедшая беда не дала возможности Валентине Сергеевне остаться жить в селе, где все напоминало о сыне. В 1966 году семья переезжает в город Гусь — Хрустальный. Валентина Сергеевна продолжает работу в должности фельдшера, впоследствии получает должность зав. отделением скорой помощи. В семье рождаются еще два сына. Жизненные трудности сказались на здоровье Валентины Сергеевны. В 1977 году она заболела, перенесла несколько операций и в 2007 году в возрасте шестидесяти пяти лет умерла. Добрую память оставил в сердцах близких этот светлый человек!» — так рассказывает о своей свекрови Крупнова Светлана.
После трагических событий продолжительное время на Кожинском ФАПе не было медицинского работника, и село обслуживалось Первомайской амбулаторией. В апреле 1970 года после окончания Ковровского медицинского училища по распределению в село приезжает молодой специалист Епифанова Людмила Ивановна. Трудно привыкала молодая городская девушка к жизни в сельской местности. Да и работы было немало. Лечила заболевших колхозников, делала прививки детям, да и пожилые жители села частенько наведывались на ФАП: кто давление померить, а кто просто поговорить. Случалось и роды принимать на дому, вдалеке от больницы и врачей. Объем работы был огромным. Приходилось часто обследовать работников совхоза, в те времена строго следили за здоровьем работников сельского хозяйства. На обслуживании ФАПа было ещё и 9 населенных пунктов, расположенных на удаленном расстоянии. Деревни эти приходилось посещать, когда пешком, когда попутным транспортом или на велосипеде. Первым помощником была санитарка Елхова Мария Алексеевна. Через год Людмила вышла замуж и уехала из села. Кожино не осталось без медработника. 29 июня 1971 года заступила на ФАП Астахина (Кузнецова) Татьяна Ивановна. Проработала недолго, до 31 марта 1973 года. Татьяну Ивановну перевели на ФАП в деревню Овинищи. Позднее ей пришлось поработать в Чулково, затем на станции Гороховец в линейном пункте, на ФАПе в деревне Юрово. В настоящее время находится на заслуженном отдыхе, проживает в Ковернинском районе.
Упадок села пришелся на 70-е — 80-е годы прошлого столетия. Не стало совхоза, школы, ФАПа, библиотеки, клуба. Закрылся, а потом и вовсе сгорел магазин. Один полуразрушенный храм стоит как памятник богатому прошлому и печальному настоящему села Кожино. Поруганный храм – как рентген наших душ, живущих рядом, проезжающих и проходящих мимо…

Список источников и литература:

  1. Андреев, Н.И. Гороховецкая историческая хроника / Н.И. Андреев. – Владимир: Транзит-ИКС, 2002. – 126с.
  2. Андреев, Н.И. Котельщики / Н.И. Андреев. – Владимир: Транзит-ИКС, 2018. – 200 с.
  3. Гороховец и земли Окско-Клязьминского междуречья в XII – XVII вв.: история и археология / сост. С.И. Милованов. – М.: Институт археологии РАН, 2017. – 152 с.
  4. Ершов А.Л. О закрытии храма в с. Кожино Гороховецкого района // Да будет время с нами вечно!: Сборник краеведческих работ по итогам VII Булыгинских литературно-краеведческих чтений. Вып. 7. – МБУК «Межпоселенческая библиотека» Гороховецкого района Владимирской обл. – Гороховец, 2012. С. 14-18.
  5. Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской Епархии / Сост.: В. Добронравов; В. Березин. – М.: [б.м.] – Вып. 5. – 1898. – 600 с.
  6. Русский Провинциальный Некрополь / [В. Шереметевский]. – Москва: типо-литография товарищества И. Н. Кушнерев и К°, 1914 – Т.1. – 28 см.
  7. Воспоминания Шишкина П.Н. (г. Кстово), Фоминой Т. (г. Новосибирск), Крупновой С. (г. Пушкино).