копилка методиста-сценарии

 

Муниципальное учреждение культуры муниципального образования Гороховецкий район Владимирской области «Межпоселенческая библиотека»

Ваня

                       Рождественская история

 по одноименному рассказу  Валентины Евстафиевой.

Автор сценической версии – Маслова Г.А.

Январь 2007г. Г.Гороховец

Действие происходит в канун Рождества.

Вдова, мать четверых детей, испытывающая материальные трудности после смерти мужа, находится в полной растерянности перед жизненными испытаниями.

Действующие лица:

Анна Николаевна – мать, вдова

Ваня – пасынок от первого брака покойного мужа, гимназист

Милочка – старшая дочь

Митя – сын, мальчик 10-12 лет

Соня – дочь, девочка 5-6 лет

Няня – добрейшей души человек

Обстановка небольшой квартиры напоминает о прежней роскоши хозяев.  В левом углу сцены часть детской комнаты с мягким диваном.   В правом углу – комната Вани со стеллажами книг, письменный стол, настольная лампа, свертки чертежей.    В средней части сцены – столовая. Посреди комнаты круглый или овальный стол, накрытый белоснежной скатертью. Сервировка стола соответствует дворянскому либо мещанскому укладу жизни.     К сцене, на которой происходит основное действо, «прилегают» комната Анны Николаевны и другие помещения.

Картина первая

Милочка, всхлипывая, идет к дивану, садится на него, горестно прижимает к груди думку. Слезы вновь подступают к горлу. К сестре подходит  Ваня, становится рядом, не зная, как и чем можно ей помочь.

Милочка: (хлюпая носом, обращается к Ване) Ты понимаешь, Ваня, это была моя мечта, заветная мечта! (пауза) Мы с Таней Лукинской… помнишь Таню? Еще такая маленькая, рыженькая?...

Ваня: (кивает головой)

Милочка: Так вот, мы мечтали о первом бале и решили, что у ней должно быть розовое кисейное платье, а у меня белое «в мушки»!.. А  мама, мама сегодня сказала… что и ей-то не в чем идти со мною,…   что она все…  все хорошее продала… Не будет моего бала… моего первого бала… (уткнувшись в подушку, она разрыдалась).

Ваня: (что-то соображая, продолжает стоять над плачущей сестрой. Затем молча уходит в свою комнату.  Вскоре выходит из нее, на ходу повязывая на шею шарф, на руку накидывая  пальто).

Из соседней комнаты раздается голос Анны Николаевны.

Анна Николаевна: (раздраженно) Ах, оставь меня в покое. Я уже тебе сказала, что елки не будет.

Соня: Мама!

Анна Николаевна: А если ты не перестанешь хныкать, я тебя выгоню вон из моей комнаты.

Соня: (плаксиво) Ну, мама! Мамочка!

Анна Николаевна: Так ты слушаешь маму? Марш в детскую!.. (ведет за руку упирающуюся Сонечку). Марш! (толкает девочку на диван; заметив Ваню) А ты куда это опять собираешься?

Соня тем временем подходит к дивану. Милочка, обняв подушку, изредка хныкает, не обращая внимания на соню. Соня отходит к окну.

Ваня: Я сейчас… то есть скоро приду…

Анна Николаевна: Мне очень не нравится твое постоянное отсутствие. Не понимаю, куда ты все ходишь? Вот уже два месяца, как ты бываешь дома только во время еды. Ты даже не считаешь нужным говорить мне, куда ты идешь. А ведь вся ответственность за твое поведение лежит на мне. Посторонние люди могут сказать, что я не занимаюсь твоим воспитанием, что я… я не уберегла тебя от дурного влияния.

Ваня: (понурив голову) Но уверяю вас, мамаша, что я ничего дурного не делаю. Я… иду на репетицию.

Анна Николаевна: ну, сегодня-то уже мог бы посидеть и дома. Ведь знаешь, что перед праздником много работы. Мог бы в чем-нибудь помочь мне. (пауза) да, кстати, почему это ты всегда запираешь на ключ дверь в свою комнату?

Ваня: (смущенно) Так…    у меня там…  боюсь, что Соня и Митя мои книги попортят… бумаги порвут…

Анна Николаевна: Какая заботливость? Давно ли ты стал беречь свои книги? (круто повернувшись, уходит в свою комнату)

Ваня, опустив голову, поспешно уходит из дома.

                                     Картина вторая

Митя: (За сценой) Няня, послушай меня!

Няня: Ну, что, голубок мой!

Входит няня, рядом идет Митя.

Митя: (продолжая ранее начатый разговор) Нянечка, я тебе правду говорю, давным-давно у нас была чудная огромная елка. Правда, правда!

Соня: (вникает в разговор) Боженька взял нашего папу, а мама говорит. Что у нас елки уже больше никогда, никогда не будет! (подходит к няне)

Няня: (гладит детей по головкам, успокаивает) Не плачьте, не плачьте, мои дорогие. Пойдемте со мной, я расскажу вам о чудном Божественном младенце, который много лет тому назад родился в пещере. Большая звезда, появившаяся тогда на небе, указала путь пастухам и волхвам к Спасителю мира, который почивал в яслях, на сене. Пойдемте, пойдемте, мои голубки. (Уводит их за собой)

Анна Николаевна:  (Идет в столовую) Боже! Как не справедлива ко мне судьба.  До чего я дожила! Одинокая,.. всеми забытая. Дочь Людмила еще очень молода и слишком эгоистична для того, чтобы понять всю тоску разбитого сердца, все заботы и огорчения матери-семьянинки, оставленной на тяжелом жизненном пути без средств, без подготовки к самостоятельному труду.

              А ведь когда-то я – молодая, цветущая, окруженная богатством, нежной заботливостью мужа проповедовала идею равенства. Утверждала, что жена и мать  - гораздо больше значит в семье, чем муж…

            Да….вот оно, мое равноправие…  осталось, а все остальное – в могиле!

            Мне страшно, страшно за будущее моих детей. Чувство беспомощности и одиночества растет во мне с каждым днем. Особенно остро я это ощущаю в праздники.

             Господи! Кто бы знал, как это тяжело. (Неторопливо расставляет посуду на столе. Зовет детей к обеду)  Пора к столу!

Входят дети, молча рассаживаются вокруг стола. Следом за ними идет няня, в руках у нее супница. Она ставит ее на стол.

Анна Николаевна: (обводит взглядом детей, няню) А где же Ваня? (удрученно) Опять его нет. Вечно он где-то пропадает! (разливает суп в тарелки)

Дети, видя, что мама сердита, присмирели, едят молча.  Тишину в столовой нарушает лишь стук ложек о тарелки.

Митя: (шепотом) Няня, а ангелочки уже прилетели?

Няня: Прилетели, прилетели, родной мой. Будь паинькой, как я тебя учила, а то они улетят и елочку назад к Боженьке унесут.

Анна Николаевна: (резко) Ты, няня, рассказывай детям сказки когда-нибудь в другое время, а не за столом.

Няня: Да нешто это, барыня, сказки? Я им только сказала, чтобы чинно себя вели, а то елки не получат.

Анна Николаевна: получат или не получат – это мое дело! А ангелы-то тут причем?

Няня: Как причем? Известное дело, что в сочельник ангелы Господни промеж хороших людей летают и милость Божью разносят. Кто чего хочет, то от Господа и получает. А детям одна радость – елка да гостинцы, больше им ничего не надо. Вот Боженька им эту радость через своих ангелов и посылает, ежели они хорошо себя ведут (погладила Митю по голове)

Соня: Мама, мама, Ваня пришел!

Анна Николаевна: Ну пришел, так пришел. Что же ты кричишь-то? (сурово обращаясь к Ване) Где ты был? (не дожидаясь ответа) Ты хоть бы немножко почище оделся по случаю праздника. Гостей хотя и нет, а все же следует быть приличней. Посмотри, на что ты похож? (наливает в его тарелку суп)

Ваня: (усаживаясь за стол) У меня ничего другого нет, все уже износилось. (принялся за еду)

Анна Николаевна: А твои репетиции? Ведь ты зарабатываешь больше двадцати рублей в месяц.

Ваня: (тихо, глядя исподлобья на мачеху) Я почти все отдаю вам.

Пауза

Соня: (нарушая тишину) А я у Вани видела большую картину. Она лежала на полу, и Ваня все по ней разными карандашиками водил, большая-пребольшая! (развела руки, оттопырив свои губки). Ваня все от меня двери запирал, а я все видела, видела.

Анна Николаевна: Что это, ты еще и живописью забавляешься? Поздравляю. Хорошее занятие для гимназиста, ученика восьмого класса, у которого выпускные экзамены на носу!

Ваня: (низко наклонил голову над тарелкой; скрыв обиду, он закончил обед и, почтительно поцеловав руку мачехи, ушел в комнату)

Милочка: (вздохнула и молча от стола направилась к дивану)

Няня: (шепнув что-то на ухо детям, поспешно уводит их в комнату) Милочка! Пойдем и ты с нами!

Картина третья

Анна Николаевна молча, не замечая няни, убиравшей со стола               посуду, ходит взад и вперед по комнате, устремленная мыслями в   прошлое.

Анна Николаевна: Какая поразительная разница в характерах между отцом и сыном! Какая разница! Должно быть, пошел в мать!.

               Боже! Неужели чувство ревности, когда-то так сильно мучавшее меня к той женщине, которая оставила мне годовалого пасынка,.. еще тревожит мне душу? Неужели эта ревность еще осталась?

Ваня: (входит, ставит елку на стол, прерывает раздумья мачехи) Мамаша, Милочка, пойдите в комнату. Я детям сюрприз приготовил. Соню и Митю надо позвать. Скорей! (растерянно) Я им елочку, маленькую елочку приготовил.

Анна Николаевна: (не веря своим ушам) Ты?..   Детям елку?..

Ваня: (тихо) Да, я. Но скрывал от вас, хотел сюрприз сделать детям.

Анна Николаевна в замешательстве, Ваня убегает в соседнюю комнату за детьми, громко зовет их.

Ваня: (радостно) Соня, Митя, Боженька вам елку послал. Идите скорей в комнату! Сюда!

Вбежавшие дети радостно хлопают в ладоши, прыгают.

Соня: Боженька нам елку послал!

Митя: Боженька добрый!

Милочка: (забыв про свое горе) Ванюша, скрытный, скверный, когда же это  ты  успел все купить и приготовить?

Ваня: (смущенно) Я и еще кое-что успел приготовить, для тебя и для мамы. Соня! (подает ей куклу) Это тебе.

Соня в бурном восторге от подарка.

(Обращаясь к Мите и подавая ему деревянную лошадку) А это тебе, Митя.

Митя тотчас уселся на лошадь и поскакал, погоняя ее,  по комнате, победоносно глядя на сестру.

Ваня: (делая вид, что боится лошади) Смотри, Соня, не подходи близко к лошади, а то раздавит!

Анна Николаевна: (умиленно и ласково взглянула на неловкого юношу) Какое в нем поразительное сходство с покойным мужем! Господи! Прости меня! Отчего я раньше этого не замечала?

Ваня: (неожиданно для Анны Николаевны) Мамаша, а это вот  я вам приготовил… (подает маленький футляр)

Анна Николаевна: (открыла рот от неожиданности) Брошь… золотая… с цветной фотографией моего мужа… (целует склоненную голову  юноши)

Ваня: (порывисто отвечая на ласку, горячо прижимает к губам руку мачехи; подходит к столу, разворачивает один из свертков)

Милочка: (наблюдая за происходящим)  Ой!  (подбегает к столу)

Ваня: (держит перед нею прозрачную ткань в «мушки», Милочка от радости закрывает глаза).   А здесь (разворачивает другой сверток) и маме на платье. Теперь ты можешь ехать с мамой на бал, твой первый бал! (он счастлив) Теперь ты ведь больше плакать не будешь?

Милочка: Ванюша, милый, голубчик! Ванюша, я не знала, какой ты хороший! Ты добрый, славный, и я крепко, крепко люблю тебя… (прыгает вокруг Вани от радости)

Анна Николаевна: (мягким жестом отводя в сторону дочь) Да не прыгай ты, стрекоза, не прыгай! Я тоже хочу поблагодарить и поцеловать Ваню.

         Ваня, ты сегодня принес всем нам большую радость. Милый мой мальчик, спасибо тебе. (Она нежно привлекла к себе сконфуженного юношу) Прости меня!

Соня и Митя весело бегают по комнате. Милочка,  что-то напевая, кружится с тканью.

Няня: (стоя в дверях, тихо шепчет) Слава тебе, Господи! Слава Создателю! Дождались и мы радостного праздника!

Анна Николаевна: (Ване) Но скажи мне, скажи откровенно, что это тебе вздумалось устраивать эту елку? На какие средства?

Ваня: О, об этом я давно думал. Я носился с этой мыслью целый год. Видя перед собой  постоянно, как вы перебиваетесь изо дня в день, я стал искать, кроме уроков, еще какой-нибудь другой работы. Мой знакомый, губернский архитектор, дал мне чертить планы.

Анна Николаевна: Это, должно быть, те, которые видела Соня и называла картинами?

Ваня: Те самые. Я в продолжение трех месяцев почти не спал над ними. Мне хотелось заработать на елку детям. Я хотел помочь вам…  А сегодня (торопливо), сегодня, когда я увидел слезы Милочки, я не выдержал, пошел к архитектору и взял вперед у него денег на платья и на шитье их. Я потом все, все отработаю.

Анна Николаевна: Но, Ваня, ведь тебе эта работа не по силам. Это ты уже слишком. Я не могу тебе этого позволить. Не могу…  я…

Ваня: Ничего, ничего, мамаша. Обо мне не беспокойтесь, я сильный, могу много работать, я ведь в папу…  Вот только бы вам с детьми перебиться, пока я буду в технологическом институте,..   а потом, потом мы заживем так же, как при папе.

            Правда, Милочка! (он подбежал к Сонечке, изображая лошадь, помчался с ней за Митей)

Анна Николаевна: (наблюдая за радостью детей, в сторону Вани)  Весь в отца! Как он это сказал? Я сильный, могу много работать, я – в папу!

         Слава тебе, Боже! Он – сильный, он – в отца!

 

 

 

 

Администрация Гороховецкого районаУниверсальная научная библиотека skbiБИСС

Яндекс.Метрика

 

 

 

 

При использовании материалов с сайта ссылка на сайт библиотеки обязательна

© МБУК " СКЦ им. П.П. Булыгина" Гороховецкого района Владимирской области
Россия, Владимирская область, г. Гороховец, ул.Советская, 16. Тел/факс (8-49-238), 2-12-97, 2-10-58. 2016 г.